Поиск работы. Управление персоналом. Оценка и обучение персонала. (на главную)
 
  Начало / HR - исследования / Аналитика и тенденции
О нас Реклама на сайте Карта сайта
   
 
Новости
HR - исследования
HR - законодательство
HR - технологии
HR - управление
HR - реальность
HR - контакты
HR - события
Корпоративное здоровье
HR - словарь
HR - интересно

Подписка

 


 
Что заставляет людей уезжать на работу в Сибирь и на Дальний Восток
Добавлено: 27.03.2014
Версия для печати

 


Минтруд в этом году ищет способы стимулирования внутренней миграции, рассказали «Ведомостям» в ведомстве. Для этого с начала года на официальном сайте Минтруда и на государственном сайте «Работа в России» был размещен опросник. Заместитель министра труда Татьяна Блинова на недавнем экономическом форуме в Красноярске рассказала о первых результатах исследования: 59% из числа опрошенных желают работать в другой местности, 56% готовы переехать на расстояние превышающее 1000 км. 80% респондентов имели оплату труда в пределах 10 000-20 000 руб., они готовы ехать в другой регион в том случае, если новая зарплата превысит прежнюю в 4-6 раз (до 80 000 руб.). Опрошенные раcсчитывают на внушительные соцпакеты, которые включают программы предоставления жилья: аренда жилья, общежитие либо первый взнос на жилье, либо частичное погашение ставки по кредитам и так далее. Люди рассчитывают на подъемные и помощь в трудоустройстве. Помимо этого каждый третий сказал, что ему необходима помощь в устройстве ребенка в детский сад или школу. Только 18% опрошенных готовы переезжать, не прибегая ни к каким способам поддержки со стороны работодателя или государства.

В поисках лучшей жизни

В Минтруде не скрывают, что из всех антикризисных мер (2009-2011 гг.) стимулирование внутренней миграции среди безработных шло хуже всего — люди не хотели срываться со своих мест в поисках работы. «Во время кризиса трудовая миграция замедляется», — констатирует Игорь Поляков, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Он напоминает, что, по данным Росстата, до кризиса — в 2008 г. — во внутреннюю трудовую миграцию в стране были включены 1,934 млн человек, тогда как с началом кризиса (2009 г.) — 1,707 млн. С улучшением экономической ситуации трудовая миграция внутри страны оживилась: в 2010 г. — 1,91 млн, в 2011 г. — 3,058 млн, в 2012 г. — 3,778 млн, а в 2013 г. — 4,015 млн. Поляков считает, что сегодня заставить людей сниматься с места могут не просто посулы высоких зарплат и подъемных, но гарантия высокого уровня жизни и соцобеспечения. Он напоминает, что в конце XIX — начале XX в. россияне отправлялись осваивать Сибирь и Дальний Восток из неблагоприятных для жизни регионов, влекомые посулами бесплатной земли и перспективами развития предпринимательства, а в советские времена — грандиозными стройками типа Саяно-Шушенской ГЭС и БАМа.

Отчасти его мнение подтверждает опыт Дальнего Востока, где, по словам губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, в последние годы отток населения практически прекратился (процесс совпал с благоустройством о. Русский и строительными проектами к проведению саммита АТЭС). По данным администрации Хабаровского края, чистый отток населения региона в 2012 г. составил 531 человек, а с января по ноябрь 2013 г. (после паводка) — 3469 человек.

Сами с усами

Идея привлечения работников в Сибирь и на Дальний Восток не покидает российское правительство давно. В прошлом году об этом не раз публично заявляла вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец. Сегодня, по словам представителя вице-премьера, правительство обсуждает проект госпрограммы «Новая занятость»: один из ее проектов, рассчитанный на три года, призван помочь работодателям нанимать жителей депрессивных регионов, молодежь и инвалидов (только в первый год предполагалось выделить на нее около 10 млрд руб.). Отдельным направлением программы предполагалось стимулировать миграцию на предприятия Сибири и Дальнего Востока.

Впрочем, как выяснили «Ведомости», работодатели сами готовы привлекать специалистов за Урал. Пример тому — недавно утвержденный проект РЖД по модернизации БАМа и Транссиба (2014-2018 гг.). В пресс-службе компании не назвали точное число необходимых для проекта работников. По оценке гендиректора агентства Infoline Михаила Бурмистрова, будет создано около 15 000 новых рабочих мест.

В угольном разрезе

Вице-президент по кадровой и социальной политике «Мечела» Елена Селиванова рассказала о планах разработки Эльгинского месторождения коксующихся углей. По ее словам, это одна из крупнейших строек в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке и крупнейший инвестпроект «Мечела» (общий объем инвестиций превышает $5 млрд.). Уже построена 321-километровая железная дорога от БАМа до месторождения, вахтовый поселок и базовая инфраструктура. Добыча угля уже идет и к 2017 г. должна достигнуть 12 млн т в год. Месторождение расположено вдали от населенных пунктов в юго-восточной части Якутии, путь от г. Нерюнгри составляет 1200 км. На проекте к 2017 г. будет с нуля создано более 5000 рабочих мест посередине глухой и необжитой тайги, одновременно на вахте на месторождении будут находиться до 2500 человек.

По словам Селивановой, на самом угольном разрезе сейчас в основном работают специалисты из Нерюнгри, но после завершения строительства обогатительных фабрик для вывода производства на полную мощность понадобятся специалисты по добыче и переработке угля. Речь идет о тысячах вакансий — на рынке труда Якутии такого количества специалистов просто нет. «Мы привозим специалистов из Кузбасса, Челябинска, Москвы; привлекаем людей с закрывающихся шахт в Ростовской области. Для кого-то это возможность карьерного роста, для кого-то возможность заработать, — объясняет Селиванова. — Компания предлагает высокую зарплату, помощь в обустройстве на новом месте, но этого явно недостаточно: нужна массовая разъяснительная работа, специальные программы по переселению, помощь государства в организации местных поселков, решении жилищных вопросов, возможно, через льготное ипотечное кредитование, развитие социальной инфраструктуры региона, региональной авиации».

За зарплатой и покоем

«Производственный комплекс Sollers на Дальнем Востоке является единственным производителем автомобилей в этом регионе, и при подборе персонала часто возникает потребность в специалистах из других регионов страны, особенно если речь идет об узких специалистах», — рассказали в пресс-службе компании. Специфика местной образовательной сферы в том, что учебные заведения Приморья выпускают специалистов, ориентированных скорее на техническое обслуживание, чем на производство автомобилей. В крае нет профессионалов, которые по выходе из учебного заведения знали бы технологию автомобильного машиностроения, принципы работы производственной линии, контроль качества. Как раз для решения этой проблемы на предприятии создан собственный учебный центр.

Вторая серьезная проблема — отсутствие в крае специалистов с опытом работы в сфере автомобилестроения. Сейчас в связи с развитием производства ведется поиск специалистов различных профилей с опытом работы по следующим специальностям: инженеры-технологи, начальники участков и смен, руководители цехов. Для работников, привлекаемых из других частей страны, предлагается ряд компенсаций. Компания оплачивает перелет, оказывает помощь в аренде жилья. «Помимо комфортных условий труда мы привлекаем сотрудников нематериальными бонусами: дружным молодым коллективом, перспективами карьерного роста внутри компании, возможностями участия в корпоративных мероприятиях и программах», — уверяют в компании.

Анна Кручинина, менеджер по развитию клиентских отношений в рекрутинговой компании Marksman, рассказывает, что компании из Сибири и с Дальнего Востока действительно ищут работников в европейской части страны: «Первая линейка менеджмента — функциональные директора в производственные компании, а также редкие специалисты на производство (технологи, механики, безопасность и проч.). Основная мотивация — интересные масштабные проекты для капитализации резюме (внедрение ERP, производственной системы, участие в интеграции и проч.), увеличение уровня дохода и позиции (например, с позиций замов на руководящую роль). Разница в зарплате — в пределах 30-50%, иногда больше».
«С процессом релокации персонала из центральной части России в Сибирь дела обстоят, откровенно говоря, не очень хорошо», — качает головой Лилия Наумцева, руководитель группы консультантов рекрутинговой компании «Анкор» (новосибирский филиал). По ее словам, работники прекрасно понимают, что условия в Сибири далеко не мягкие, а бизнес-процессы гораздо менее активные, нежели чем в головных офисах компаний, расположенных в центральной части страны.

Наумцева считает, что мотивы сотрудника при переезде в отдаленный регион, как правило, таковы: во-первых, это может быть подходящая возможность вернуться в родной город, который он однажды вынужден был покинуть и где живут его близкие, семья. Во-вторых, релокация может послужить поводом для получения ценного опыта управления в том или ином регионе. Вкупе с улучшением финансовых условий сотруднику могут обеспечить и большую степень самостоятельности в принятии решений, больший комфорт (например, уменьшить количество командировок). Одной из причин переезда в отдаленный регион может стать и стремление к большему комфорту существования, спокойному ритму жизни, который вряд ли возможен в мегаполисе, заключает эксперт.

 



Назад

  Начало / HR - исследования / Аналитика и тенденции

© 2001-2009 ООО "Сеть порталов "Человеческие ресурсы".
Оптимизация сайта - Промо-Мастер
Разработка сайтов - WebMotor 2001-2009 ©
Дизайн EuroMedia 2001 ©
При любом использовании материалов сайта, ссылка на RHR.ru обязательна